Николай Викторович Дочкин (1935-2015)

Народный художник РФ. Почетный гражданин Тверской области
Понедельник, 19.08.2019

ПУТЕШЕСТВИЯ И ПОЕЗДКИ

Коктебель. У Волошина

Я приехала из Коктебеля и пришла в мастерскую навестить тебя. С интересом ты кивнул с фотографии и сразу спросил: «Ну как?» «Хорошо! - ответила я. - По-другому, но в главном, - хорошо!..»

И будто не прошло тридцати лет с того дня, когда мы в первый раз побывали в Коктебеле, а потом приезжали сюда ещё и ещё. Тогда это был элитный курорт для писателей, где они отдыхали на отгороженной территории при Доме Волошина; купались и загорали тут же, рядом, в непосредственной близости от высеченного в скале Природой его же профиля. Здесь море выносило на берег самоцветы, отобранные у Карадага, - как доверительный подарок людям. Считалось, что сама атмосфера Коктебеля располагает к творчеству и будит самые правильные мысли о существе Мироздания, тревожившие и самого Мастера.

 

 

 

С начала прошлого века к жившему здесь Максимилиану Волошину приезжали писатели и художники – за вдохновением, творческой энергией и за чем-то ещё, что знали только хозяин дома и сам Господь Бог.

Приехали сюда и мы, но не на Творческую дачу, а так, сами по себе, подгоняемые большим интересом, надеясь найти простое жильё и прикоснуться к Вечному. Пятидесятилетний Николай Дочкин горел желанием писать. Но прежде, нужно было окунуться в здешнюю особую атмосферу, - нырнуть в энергию воды и солнца, - чтобы кожей почувствовать, душой ощутить, а сердцем понять самое главное, что ясно только тебе, - то, что оставил здесь для людей Сам Создатель – для созерцания и раздумий: обнаженные, почти без растительности, пологие Горы, (о чудо!) бесконечно меняющие цвет, и возвышающийся над ними островерхими вершинами в Небо , отдельно от них – величественный красавец Карадаг, - в своём торжественном и таинственном обличье. Это из его плоти был сотворен профиль Волошина.

 

Коктебель 1986г км. 19х25

 

 

Коктебель 1987г. км 19х25

 

Вдоволь наплававшись и совершенно сгорев на солнце за один день, художник Дочкин начинает писать, - и сразу главное, - Горы, - сходу приступая к разгадкам Мироздания. Просмотрев ещё дома коктебельские пейзажи Волошина и Богаевского, он здесь, на месте, сразу использует исключительно свой, эмоциональный, подход, воспринимая и изображая натуру при разной освещенности Солнцем. Это был самый верный путь к разгадке Божественных тайн.

 

Окрестности Карадага.Крым 1987г. км 20х28

 

Коктебель 1988 г. км 19х25

 

Он писал Карадаг и меняющие цвет Горы снова и снова, и не только в разное время суток, но и с разных позиций, - приближая, удаляя их; иногда сверху, изображая курортный поселок внизу – с домиками и маленьким корабликом, отплывающим от берега в безграничную морскую даль. И тогда все земные дела и проблемы, все люди, придумавшие их, - казались такими незначительными, мельчайшими песчинками на пляже Коктебеля,.. – но одновременно крупинками, камешками, иногда самоцветами, дарящими нежность, мягкость и земное тепло. Соотношение Земного и Вечного было, несомненно, в центре наблюдений художника: Горные массивы, Море, Небо – и люди, живущие на земле, иногда просто отдыхающие поселка. Все вместе, написанные так по-разному, они составляли изображенную им среду, где всё связывалось друг с другом, переходило одно в другое. Это и была особая атмосфера Коктебеля с его уникальной воздушной линзой, видимой лишь тонкому глазу Художника, умевшему найденным только им цветом очень точно воспроизвести всё, увиденное Глазом, почувствованное Душой, запавшее в Сердце – одновременно - и выразить свою Эмоцию и Мысль в каждой написанной им работе. Так творил Художник Николай Дочкин.

 

Солнце встаёт 1987г. км 18,5х25

 

Карадаг вечером 1987г. км 18,3х25

 

Судьба коктебельских пейзажей необычна. Вернувшись из поездки, Николай едва ли успел показать работы двум-трем приятелям, как их тут же купили какие-то москвичи, практически всю серию. «Я даже не успел осознать, получилось-не получилось, а вот они уже живут своей жизнью. Что ж, пусть радуют глаз, раз понравились, - для этого и писал», - скромно и мудро размышлял автор.

…Я побывала в Коктебеле этим летом. За 30 лет многое изменилось: новые частные гостиницы, гостевые дома, маленькие кафе, ресторанчики, бесконечные рекламы и развлечения, - такие же, как везде. Они давно примелькались, и не интересны отдыхающим. Сюда едут за морем, за солнцем, за крымским воздухом; и посмотреть волшебные горы – эти щедрые дары, оставленные здесь Богом. Вечность. И теплый, ласкающий песок. Земля.

 

Полдень 2002г.км 16х35

 

***

 

Просматривая фотографии коктебельских работ, сохраненные на флешке, я обратила внимание на то, что один пейзаж, «Карадаг вечером», был отснят автором дважды, причём повторный вариант – в выставочной рамке. Это означало, что Художник придавая особое значение этой картине, успел до продажи показать её на выставке. Передо мной вставал очередной вопрос, связанный с творчеством Николая Дочкина…

 

 

…«Человек лежит», - мимоходом бросил Тимур, трёхлетний внук Художника, - суждение, само собой разумеющееся для него. Я посмотрела картину внимательнее и тут увидела, действительно, Человека, лежащего, отдыхающего вечером. Он имел профиль М.Волошина, - чуть обобщенный, - который находился уже в вечерней тени на фоне более светлого, ещё не погасшего неба; ближе к зрителю, на переднем плане были выписаны ещё освещенные солнцем, охристые склоны гор, - как одежды, как ткани или просто как изголовье лежащего.

Меня поразила работа Николая Дочкина своей художественностью: точным подбором цветовых оттенков, четкостью и разнообразием мазков, линий, - все выразительные средства имели глубоко значимый смысл, складывались в рассказ, повествование о Максимилиане Волошине, о Человеке вообще, о смысле жизни. Однако, главным моим открытием здесь была наглядная очевидность, - удивительная способность Художника находить, видеть и использовать Природный, предложенный Создателем материал для творения образа. Высеченный в скале профиль Волошина, наблюдаемый в момент захода солнца, как раз и был этим материалом. На его основе Художник создал конкретный и в то же время обобщённый образ Человека Мира, прошедшего свой Земной Путь и теперь отдыхающего, а быть может, продолжающего жить и трудиться, но уже на другом, Космическом уровне, поближе к Создателю. И смотрит Он со своей горы на Землю? Или, может быть, поверх Земли, следуя Вечным Законам существования…

 

Тимур, внук Художника, на уроке в Русском музее

 

…Так Тимур подсказал мне образ. И я вновь удивилась лёгкости и ясности видения ребёнком первопричины всего и глубине проникновения Художника к этой первопричине, ставшей для него также ясной. Ребёнок и Художник совпадали.

…Я показывала ребёнку фотографию памятника Волошину, его профиль на скале, объясняла… Он нехотя слушал и едва ли слышал вообще. Для него это сейчас было совсем неважным.

Какой живой и наполненной смыслом оказалась картина Николая Дочкина! И как бездушна и бессмысленна была фотография Карадага по сравнению с ней!